Чего боится женщина?

Ученые Великобритании провели масштабное исследование «Чего боится современная женщина?» и вывели рейтинг самых распространенных женских страхов. На первом месте в рейтинге оказалась боязнь незапланированной беременности… Какие еще страхи испытывает современная женщина, и какие психоаналитические механизмы стоят за их возникновением?

Павлова Ольга Николаевна – кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой Общей и практической психологии МИАПП г.Москва, психотерапевт психоаналитической ориентации.

 Согласно исследованию британских ученых, топ-5 женских страхов выглядит следующим образом: 

1. Незапланированная беременность;
2. Страх заболеть чем-нибудь;
3. Страх потерять мужчину;
4. Страх потерять красоту и привлекательность;
5. Страх располнеть

Для того, чтобы понять сущность женских страхов, необходимо погружение в глубины скрытых бессознательных процессов женской ментальности. К сожалению, современное общество предлагает женщинам довольно поверхностный и псевдонаучный подход к этому вопросу и методы борьбы, основанные на человеческих защитных механизмах (рационализация, отрицание, обращение влечения, вытеснение и другие). Например, со страхом незапланированной беременности предлагается бороться, подобрав подходящий способ контрацепции. Чтобы бороться со страхом заболеть, нужно вовремя посещать врачей; чтобы не потерять мужчину – нужно полюбить сначала себя, потом уже и его... А чтобы не бояться потерять красоту и привлекательность, нужно вести здоровый образ жизни, соблюдать антивозрастную диету и радоваться жизни!

Такой прием позволяет женщине не погружаться вглубь себя для поиска ответов на свои вопросы, а сделать выгодный не обременяющий шифтинг - вынести причины во вне, сделать ответственными за них устройство общества, мужчину, обстоятельства и другое.

Однако объяснение основному набору женских страхов нужно искать в процессе становления взрослой женщиной из маленькой девочки и в ранних детских отношениях с матерью и отцом. Изучение именно этого периода взросления позволяет женщине снизить уровень тревоги и начать получать удовольствие от себя, мужчины и своей жизни в целом. Поэтому для ответа на вопросы о причинах женских страхов мы будем использовать психоаналитический инструментарий и забираться во «фрейдовскую преисподнюю» - бессознательное.

Прежде чем мы перейдем к анализу основных женских страхов, важно отметить, что выявленные британскими учеными страхи характерны женской природе вообще. То есть не бывает нормальной женщины без этих страхов, они естественны для женщины, и ей приходится с ними как-то жить.

Страх незапланированной беременности

Этот страх имеет двойственное  проявление во временном интервале: если у молодой девушки он звучит как страх забеременеть, то позже - при ее переходе к более зрелому женскому состоянию - «вдруг не удастся забеременеть».

Маленькая девочка в определенный период своего развития (эдипальный) находится под властью инфантильного инцестуозного сексуального влечения к отцу, немалой частью которого является ее желание иметь от него ребенка. В дальнейшем эти центральные аспекты детской инфантильной сексуальности девочки прорабатываются и вытесняются в бессознательное. Однако эти эдипальные драйвы остаются при женщине навсегда, являясь скрытыми корнями ее зрелой сексуальности, питая ее нормальную женскую сексуальность и материнство. Такую картину мы можем наблюдать ретроспективно, если развитие в этот период проходило успешно для ее женской судьбы, то есть все в формировании женской идентичности происходило нормально. Если не было или нет возможности (в силу разных причин) преодолеть эдипальный конфликт адекватно, остается фиксация на нем, и в жизни женщины происходит неосознаваемое повторение эдипальных сценариев, которые разыгрываются в других обстоятельствах и с другими действующими лицами. Но суть происходящего неизменно все та же. Выбирается партнер, с которым НЕЛЬЗЯ. Нельзя создать семью, вступить в брак, иметь сексуальные отношения, родить детей. Это может быть женатый мужчина, или мужчина, который инфантилен, эгоистичен или нарциссичен, и сам является и бессознательно предлагает себя в качестве ребенка… Здесь звучит проблема выбора объекта для связи. Решающими вопросами, приоткрывающими новые горизонты и новые пути к изменению сложившейся неблагополучной ситуации, которые  женщине стоит задать себе: А того ли я выбираю?  И для чего я его выбираю?

Страх заболеть

В том же эдипальном периоде девочка вступает  в соревнование с матерью – за отца. Она вынуждена отказаться от инфантильного объекта любви, каковым является ее мать, и перенаправить свои чувства в сторону гетеросексуального объекта - мужчины, первым в ряду которых является ее отец. Отношения соперничества с матерью неминуемо окрашены яркими и мучающими девочку чувствами: ревностью, обидой, злостью, ненавистью. А поскольку мама – самый близкий и дорогой человек, девочка неосознанно может потом наказывать себя за эти негативные переживания. В том числе и болезнью.

Когда маленькая  дочка завидует матери – такой взрослой, красивой, женственной – нужно просто сказать ей: «Подожди, милая, скоро все будет наоборот. Ты вырастешь, ты станешь красивее, успешнее, чем твоя мама. И найдешь себе мужчину, даже лучшего, чем папа». Мама должна позволить своей дочери стать счастливее, чем она. Ребенок – это ее продолжение, и ей нужно радоваться, видя, как ее девочка превращается в молодую красивую женщину. Однако для некоторых матерей взросление дочери – это напоминание о том, что рано или поздно наступит старость, и ей придется уступить пальму первенства. Такой женщине больно видеть, как ее дочь хорошеет, пользуется вниманием мужчин. Она не пускает ее на свидания, постоянно говорит: «Посмотри на себя, да кому ты нужна такая?» Сбить с толку девочку не так уж сложно - она ведь еще не знает себя, не уверена в себе. И глядя на то, как мать болезненно реагирует на ее взросление, она отказывается от соперничества с ней, признавая свое поражение: «Да, мама лучше, привлекательнее. Мне нельзя с ней соревноваться. Это грозит мне катастрофой. Без ее любви я никто и ничто. И просто не выживу».

Став девочкой-подростком, а потом и молодой женщиной, дочь решает, что она не должна быть привлекательной для мужчин. Ведь это приносит боль матери. И ее страх заболеть, на самом деле, - это боязнь получить наказание за проявление своей женственности.

Страх потерять мужчину и страх утратить свою привлекательность

Уже в самом раннем периоде жизни девочки мать воспринимается не только как хорошая мать, но и как злая, запрещающая, наказывающая, не удовлетворяющая. Это трудный момент для ребенка, потому что он по-прежнему нуждается в любви и желает заполучить ее любой ценой. В ситуации разыгрывающегося эдипового комплекса (возникновения инфантильных сексуальных инцестуозных чувств к отцу) девочка рискует потерять те крохи дефицитарной, и так не до конца насыщающей ее любви матери, соперничая с ней. И при неблагоприятных стечениях обстоятельств ее развития девочка (бессознательно) «принимает решение» не отказываться от инфантильного первого объекта – матери. В этом случае вход в эдипов комплекс «проваливается», и девочка отказывается от второго объекта - отца, предпочитая знакомые ей «услуги» матери. Если девочка отвергает любовь отца, чтобы целиком отдаться любви матери, то и мать, как вполне логично планируется этой девочкой, со своей стороны, должна любить только ее. «Мужчине с пенисом она (девочка) предпочитает кормящую грудь, перед которой она (девочка) оказывается пассивной, но которой во что бы то ни стало хочет обладать! Цена такого выбора – бегство от отца как генитального объекта, а так же отказ от соперничества с матерью-аналитиком»[1].

Лейтмотив отвержения отца как объекта любви звучит в самом сердце страха потери мужчины взрослой женщиной. Хотя внутренняя психическая структура женщины, не преодолевшей эдипового комплекса, находится в колебаниях вокруг него, и здесь страх потери мужчины может также интерпретироваться в свете эдиповой ситуации, по условиям которой отец (и все мужчины как его представители, ассоциация мужского с отцовским) принадлежат матери. Дочернее жертвоприношение заключается в том, что девочка неминуемо должна потерять отца, отдав его навсегда матери. Отказ от соперничества с матерью и выбор «быть в тени матери», места дурнушки при матери отзовется в дальнейшем в бесконечных сомнениях в своей женственности и красоте. Супер Эго жестоко подавляет любое малейшее желание быть объектом восхищения со стороны мужчин. Ни будучи девочкой подростком, ни в последствии молодой женщиной – она не должна соблазнять. У нее нет права украшать себя, наслаждаться собой, ухаживать за собой: использовать духи, декоративную косметику, украшения, красивую одежду. Более того, она неосознанно стремится изуродовать себя отсутствием ухода за собой, плохо подобранной прической, небрежным внешним видом, набором веса (или наоборот, истощением), одеждой, не идущей ее фигуре. И даже если женщина внешне сногшибательно красива, ее внутренний психический образ глазами матери-СуперЭго совсем другой - дефектный, уродливый.

Страх располнеть

С самого рождения и долгое время после него мать для ребенка – это все что у него есть и все, что ему на тот момент нужно. В диаде мать-ребенок самыми важными потребностями развития и существования ребенка являются его нужды в пище (молоке матери) и любви (моральной заботы, физического ухода за ним, нежности в прикосновениях и др.). Неразделимость мать-ребенок в самый ранний период жизни ребенка приводит к его восприятию единства пищи и любви. Ребенок, за которым хорошо ухаживает «достаточно хорошая мать», весьма быстро усваивает жизненно необходимый ему опыт: мучающее его чувство голода всегда удовлетворяется матерью. Грудь матери и молоко в нем – только для него – младенца. Однако ребенок столь наблюдателен, что он не может не отметить, что с любовью дела обстоят совсем по-другому. Любовь матери ускользает от него, мать уходит и уносит свои нежные чувства и их проявления к другим, либо она вообще эмоционально недоступна. И маленькое существо начинает требовать возвращения потерянной любви с той же настойчивостью и упорством, как он/она это делает в моменты голода. Повезло тому ребенку и хороша та мать, что распознает разницу в потребностях своего чада и «пихает» грудь в попытке унять плач младенца. А если мать в этот период холодна, не чувствительна к потребностям ребенка, и на любой его плач сует грудь или бутылочку с молоком, он будет воспринимать еду как замену любви. Все мы знаем детей, которые бережно хранят под подушкой сокровенную шоколадку. Потом, став взрослыми, они также при недостатке любви будут жадно поглощать пищу, особенно сладкую. Пища начинает выполняет функцию заместителя недостающей потерянной любви человека - как реальной, так и мыслимой.

Однако источником женского страха поправиться может быть не только постоянная тяга к еде на фоне тревожного беспокойства от дефицита ощущения любви к себе самой, к другим и со стороны других. Вместе с тем, женский страх поправиться может быть интерпретирован как запрещенное, отвергаемое конфликтное бессознательное желание беременности. Ведь выросший от переедания животик у женщины символически напоминает ей именно об этом…

 

Подводя итоги обзора основных женских страхов, необходимо отметить, что именно из аномального материнского комплекса, образованного повреждающими отношениями между дочерью и матерью, закладывает ядро женской идентичности, отягощенное негативными содержаниями, часть которых составляют страхи. Аномальный материнский комплекс, его активное действие в психике женщины искажает линию женского существования, наполняя психику деструкцией, поведение - попытками отреагировать ее, а душу - страхами и страданиями. Примирение с матерью необходимо для женской сущности и сексуальности, но оно проходит через очень тяжелые переживания агрессии, ее возвращения к первоначальному источнику – матери. Перенаправление и переработка этих чувств ведет к оздоровлению комплекса матери, к чувственной свободе женщины и оживлению ее сексуальных начал.



[1] Одье, И.-Ш. Вклад в изучение Сверх-Я женщины. — Ижевск : ERGO, 2013, С.20

Photo by Владимир Осиченко

4
Поделиться
Комментарии и вопросы
Соколова Елена 04.06.2016 в 22:40
психотерапевт
А как вы объясните повышенное внимание ребенка к матери, если мать заболела или у нее случилась другая неприятность - развод или что-то еще? тоже проявлением деструкции?
Ольга Павлова 05.06.2016 в 13:47
психотерапевт
Думаю это можно очень по разному объяснить в соответствии с тем какие коллизии отношений сложились в этой паре, ребенок и мама, с учетом индивидуальных внутренних конфликтов обоих. В самом общем случае я бы в первую очередь подумала бы о страхе потери, который может переживаться ребенком в отношении происходящего с матерью. Элемент деструктивности в нем присутствует обязательно, вы правы. Поскольку любовь к матери - сильное чувство и притом амбивалентное. Разочарования, фрустрации и много чего еще переварачивают любовь дном вверх, а это уже влечение с обратным знаком, и где то в глубине своей оно обязательно таит ненависть. От любви до ненависти один шаг. И с этим не поспоришь. Я понимаю, нам она не нравится - агрессия, деструкция, и мы хотели бы в любви , хотя бы здесь, избавиться от нее. Хорошо в этом плане написал Юлиус Эвола в "Метафизике пола", да и Ницше много об этом говорил довольно убедительно в " Между добром и злом"
Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Чатайте также
Подписка на e-mail рассылку

Ваше событие будет добавлено
сумма 200 рублей
Оплатить
Войти

Укажите Ваш электронный адрес, мы вышлем на него инструкции для восстановления пароля

Обратная связь

Здесь вы можете задать любой вопрос, оставить замечание или пожелание

Внимание

Добавлять события могут только зарегистрированные психотерапевты и организации

Внимание

Вы должны быть авторизованы или зарегистрированы на сайте, чтобы прочитать эту статью

Муза Конина
Клинический психолог, психотерапевт
Внимание

Записаться на консультацию могут только зарегистрированные пользователи