Тело в психоанализе

Современные психоаналитики работают с психосоматическими симптомами как с телесными символомами, которые следует расшифровать в процессе анализа. Психосоматические заболевания рассматриваются по аналогии с пограничным расстройством, а нанесение повреждений на тело - по аналогии с телесным симптомом. В структуре этих заболеваний лежит опыт травм доречевого взаимодействия с матерью и нарушение символизации. Аналитики отказываются от «классической работы» с пограничными пациентами и предлагают быть с ними «здесь и сейчас».

по материалам докладов секции немецких психоаналитиков Матиаса Хирша и Матиаса Корса на организованной Обществом психоаналитической психотерапии конференции «Тело в психоанализе: история и перспективы»

Слева направо: Матиас Корс, психолог, психоаналитик; Мариас Хорш, психиатр, психоаналитик

Психоаналитическое понимание телесности и телесных нарушений, в том числе, самоповреждений, связывает эти симптомы с ранним младенческим опытом ребенка, полученным в контакте с матерью. Первое самовосприятие малыша происходит через тактильное ощущение. Процесс образования Я начинается с обретения первых – телесных – границ. Если мать в необходимой мере ласкает, сжимает, укачивает ребенка, стимулируя его чувственность, ребенок получает хороший пограничный опыт: происходит формирование границ между Я, физическим телом и внешним объектом. В соотнесении своих телесных сигналов с «ответами» матери ребенок получает первый, доречевой опыт символизации. В случае, если мать не оказывает ребенку необходимую поддержку, либо наоборот, стимулирует его тело чрезмерно (например, постоянно трогать малыша, проверяя, нет ли у него температуры, тем самым мешая ему спать), у ребенка будет нарушена интеграция, привязанность и способность к символизации.

«Пограничная»,  или, как ее еще называют, «психосоматическая» мать чрезмерно зациклена на себе, доминантна, требовательна, телесно зажата. Она воспитывает ребенка и анализирует его поведение, игнорируя его истинные потребности и эмоциональные состояния. В раннем младенчестве, например, она может кормить ребенка грудью, разговаривая по мобильному телефону или не прерывая работы, то есть «расщепляя» телесный и эмоциональный контакт с ним.

В случае патологии доречевого контакта тело ребенка становится символом, который заменяет отношения с матерью. Страдающее от боли или поврежденное тело дает ощущения, которые создают иллюзию присутствующей матери. То есть тело как объект болезни или деструктивных действий является ее продолжением, выходом из блокированной амбивалентности по отношению к ней. Самоповреждающее поведение рассматривается как неудачное отделение, как умерщвление репрезентации матери, символически заключенной в тело ребенка. Отвержение тела ребенком происходит по принципу отвержения его эмоциональных порывов матерью, неспособной в нужный момент успокоить, преобразовать фрустрацию в хорошее самочувствие. Неусвоенный в младенчестве негативный опыт отторгается и переносится путем проективной идентификации в объекты и уничтожается в них. По тому же принципу разрушительный опыт переносится на свое собственное физическое тело и уничтожается в нем.

Психосоматические, как и пограничные пациенты, имеют противоречивые, постоянно меняющиеся представления о мире, о себе, о других. Они жалуются на физическое недомогание, им сложно осознавать и описывать свои эмоции. Символизация опыта для них недоступна. Символизация – центральное понятие в теме соматического заболевания. Граница между Я, физическим телом и внешним объектом является нечеткой или нарушенной. Тогда тело на примитивном уровне как будто должно взять на себя отсутствующую символическую функцию, а  соматическое заболевание приобретает символическое качество.

Классическая психоаналитическая терапия с пациентами, предъявляющими соматические жалобы, не эффективна, поскольку в ее основе лежит ментализация, а за симптомом - патология раннего доречевого развития. С пациентом, не достигшим уровня вербализации эмоциональных процессов, классическая интерпретация не оказывает позитивного действия – она ухудшает симптоматику, также как и работа с переносом или работа в жестком сэттинге. Сеттинг будет постоянно разрушаться пограничным или соматическим пациентом. В психоанализе для таких пациентов возник особый вид терапии -  Tranference Focused Psychotherapy – терапия, сфокусированная на проживании отношений с терапевтом «здесь и сейчас» и интерпретации того, что происходит между ним и аналитиком, что по описаниям очень напоминает методы гештальт-терапии и отражает идеи интеграции на современном этапе развития психотерапии.

 Photo: Анастасия БерлинEkaterina Basova-Gonzalez

6
Поделиться
Комментарии и вопросы
Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Чатайте также
Подписка на e-mail рассылку

Ваше событие будет добавлено
сумма 200 рублей
Оплатить
Войти

Укажите Ваш электронный адрес, мы вышлем на него инструкции для восстановления пароля

Обратная связь

Здесь вы можете задать любой вопрос, оставить замечание или пожелание

Внимание

Добавлять события могут только зарегистрированные психотерапевты и организации

Внимание

Вы должны быть авторизованы или зарегистрированы на сайте, чтобы прочитать эту статью

Муза Конина
Клинический психолог, психотерапевт
Внимание

Записаться на консультацию могут только зарегистрированные пользователи